Елена КУДЛАКОВА: «Для чего нам нужен новый Закон «О туризме»?

Елена КУДЛАКОВА: «Для чего нам нужен новый Закон «О туризме»?

Мы продолжаем обсуждать проект Закона «О туризме», вынесенный на общественное обсуждение Министерством спорта и туризма. Свою точку зрения высказывает глава турагентства «А» Елена Кудлакова.

Для того, что бы понять, хорош ли новый Закон «О туризме», нужно понимать, что мы хотим получить в итоге.

Изначально перед новым законопроектом были поставлены две задачи: защита потребителя и защита турагента от банкротства туроператора и некачественного оказания туристических услуг.

Данные проблемы остро встали перед турагентами и их туристами в летнем сезоне 2018 года, когда многие из нас столкнулись с банкротством «Натали турс», а также – с тотальными проблемами в полетных программах из Киева и большим количеством некачественных предоставленных услуг туроператорами.

Тогда же в МСиТ было озвучено, что для решения этих задач необходимо разделить ответственность между ТО и ТА, а также внедрить механизм для защиты потребителя (многие профессионалы турбизнеса сразу отметили, что российский вариант фондов и страхования полностью себя дискредитировал и не должен быть применим к нам).

Что же мы имеем в итоге?

По разделению ответственности имеем статью 22.

Альтернатива разделению ответственности, предложенная МСИТ турагентам, – солидарная ответственность. Решает ли она проблему? Явно нет.

Солидарная ответственность – это ответственность нескольких субъектов перед туристом. Причем турист вправе предъявить к любому субъекту по отдельности или ко всем из них вместе требования в любом объеме вплоть до размера обязательства целиком. Таким образом, закон никак не разделяет ответственность ТА и ТО перед туристом.

Также в данной статье указано, что по договору оказания туристических услуг исполнитель обязуется по заданию туриста оказать туристические услуги. Если обратиться к определению турагентской деятельности:

«Турагентская деятельность – предпринимательская деятельность, направленная на совершение по поручению туроператоров – резидентов Республики Беларусь юридических действий по продвижению и реализации сформированных туров участникам туристической деятельности, а также по оказанию отдельных услуг, связанных с организацией туристического путешествия»,

то мы увидим, что турагент НЕ оказывает туристические услуги, а занимается продвижением и реализацией этих услуг и  оказывает услуги, связанные с организацией туристического путешествия (услуги, связанные с организацией туристического путешествия – услуги по оказанию содействия туристам в приобретении туров, в том числе консультирование по приобретению туров и иным вопросам совершения туристического путешествия, подбор туров, бронирование мест в транспортных средствах и средствах размещения, услуги по заполнению (оформлению) документов, необходимых для совершения туристического путешествия, и их подаче в соответствующие органы).

Поэтому, мой взгляд, мы видим явное противоречие в законопроекте.

Лично я считаю, что турагент не является субъектом, оказывающим туристические услуги клиенту при реализации тура, так как он даже не формирует его, соответственно, он не может нести ответственность за неоказание или ненадлежащее оказание заказчику туруслуг. В этом плане, мне удалось добиться понимания с представителями МСИТ, а также согласовать с ними и внести в законопроект пункт об ответственности туроператоров (статья 22, пункт 2):

«Туроператор несет ответственность за неоказание или ненадлежащее оказание заказчику (участнику туристической деятельности) туристических услуг независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги».

Но все же пока не ясно, как на практике это будет коррелировать с солидарной ответственностью.

Из позитивных для агентского рынка моментов, стоит отметить, что новый закон дает возможность потребителю направлять свои претензии не только агенту, но и оператору, согласно статье 28. Ведь достаточно часто, у клиентов нет вопросов к работе агента, но есть нарекания на некачественные услуги, предоставленные  оператором. Тем более, практически во всех случаях при получении претензий по туру, агенты все равно перенаправляют их операторам.

ИТОГ

Мы видим, что сдвиги в понимании зон ответственности есть, но решения проблемы в целом нет. Агент также остается под ударом в случае банкротства или предоставления некачественных услуг от ТО.

По механизмам защиты потребителей (фингарантии и фонды). По данному вопросу, конечно, более компетентное и оценочное мнение могут дать наши туроператоры. Лично я вижу, что на сегодняшний день все варианты, предложенные МСИТ в законопроекте, либо не рабочие, либо очень сырые.

По страхованию ответственности и банковской гарантии –  пока ни банки, ни страховые компании не могут предложить готового решения по данным инструментам, соответственно, рассматривать их пока не представляется возможным.

По фондам – данный инструмент полностью показал свою несостоятельность и неэффективность у наших соседей в РФ.

При банкротстве ТО в РФ и наличии там подобных механизмов, туристы получали в среднем до 10% от стоимости туров. Соответственно, мы видим, что данный механизм не только приведет к увеличению стоимости туров, но и не сможет защитить туриста должным образом.

Но именно этот вариант сейчас рассматривается как основной.

Поэтому к нему и больше всего вопросов, на которые мы не получили ответов.

Например, у меня они следующие:

  • Подлежат ли возврату при прекращении туроператором деятельности его денежные средства из фонда персональной ответственности? Так, например, у российских коллег, согласно Закону «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (глава 5, статья 11.6), туроператор имеет такое право при условии выполнения им всех обязательств перед туристами. У нас же представители МСИТ пока не дают однозначного ответа.
  • При банкротстве одного из операторов будут ли задействованы денежные средства других, операторов входящих в состав организации? Если да, то возникает вопрос: почему при фонде ПЕРСОНАЛЬНОЙ ответственности одна организация должна рассчитываться по долгам не относящейся к ней другой организации.
  • Если завтра я захочу перейти из рядов агентов в ряды туроператоров, то каким образом это возможно? Банковские и страховые гарантии пока не работают, а ни один союз не примет меня, так как я не смогу им показать прибыль и обороты за прошлый год по операторскому продукту. Таким образом, мы имеем замкнутый круг и полное ограничение по входу на рынок новых игроков.
  • Откуда взяты суммы от 1% до 7%? И почему от выручки? При маржинальности в туроператорской деятельности в 4-5% это выходит огромная сумма! Поэтому явно мы получим увеличение стоимости туристического продукта, что, в первую очередь, ударит по карману нашего потребителя, что, на мой взгляд, допускать нельзя.
  • Если я занимаюсь и турагентской деятельностью, и туроператорской, то необходимо ли мне учитывать выручку от агентской деятельности при расчете суммы взноса в фонд?
  • Не приведут ли такие методы к резкому сокращению количества туроператоров? Ведь если их станет в несколько раз меньше, то логично предположить, что конкурентная среда, а точнее ее отсутствие, приведут к росту цен.

В целом по статьям 18 и 19 больше вопросов, чем ответов.

Я понимаю, что порядок формирования и деятельности таких фондов будет учрежден дополнительно Постановлением Совета Министров, но в то же время, со стороны представителей турбизнеса одобрять новый закон, не зная и не понимая новых правил игры, представляется мне невозможным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *