Лилия КОБЗИК: Почему Беларуси нужен ПВВТ – Парк внутреннего и въездного туризма

Лилия КОБЗИК: Почему Беларуси нужен ПВВТ – Парк внутреннего и въездного туризма

Вначале было слово. Другими словами – в основе всегда лежит идея, дух творчества и созидания – как правило, на пустом месте. Вместо нашей Вселенной ведь тоже когда-то была черная дыра, ничто – пока сами знаете, кто не вдохнул жизнь в здешние места.

По большому счету, сегодня в Беларуси мы имеем такое же, увы, пока невнятное пространство на том месте, где когда-нибудь может появиться красивая, годная и высокоразвитая туристическая дестинация.

В наших условиях первоначальной идеей для активизации туристической жизни в Беларуси может стать создание Парка внутреннего и въездного туризма – по аналогии с Парком высоких технологий.

В чем была идея белорусского Парка высоких технологий – ПВТ? В том, чтобы:

а) местные программисты не уезжали из страны, увозя за рубеж свои нашпигованные кодами головы

б) чтобы довольно большие по нашим меркам деньги, поступающие из-за границы, айтишники тратили здесь, подкармливая местных автодилеров, застройщиков, рестораны, турфирмы, авиаперевозчиков и всех остальных – аж до барбершопов.

Почему у белорусских айтишников большие зарплаты и почему они не уезжают? Потому что, во-первых, наши парни и девушки реально талантливые и головастые. Во-вторых, ПВТ пользуется беспрецедентными налоговыми льготами и такой же беспрецедентной лояльностью. Что интересно: прямо супер технологичной страной от наличия Парка мы так не стали – да, технологии внутри страны в нормах приличия, но до вау-уровня (даже в эстонском варианте) явно не дотягиваем. Видимо, такая вау-идея в концепцию парка прямо и не закладывалась или мы просто еще в пути.

В чем могла бы заключаться идея Парка въездного и внутреннего туризма?

В том, чтобы:

а) деньги опять-таки, как и в случае ПВТ, прибывали из-за границы – правда, не по невидимым банковским каналам, а вместе с гостями – которые будут привозить к нам твердую валюту, а увозить прекрасные впечатления о свежей дестинации в Европе;

б) в том, чтобы подогреть интерес белорусов к родной стране и чтобы интеллектуалы и креативщики в сфере туризма и смежных отраслей наконец-то смогли монетизировать свой талант.

Что для этого надо?

Вероятно, надо создавать в Беларуси «инкубаторы» с особым творческим и налоговым климатом, где будет рождаться и развиваться турпродукт. Потому что, увы, именно готовый турпродукт – то, что можно продать внешнему и внутреннему туристу (программы, аттракции, малый отельный бизнес в курортных зонах, инфраструктура в очевидно туристических местах, правильно отреставрированные достопримечательности и так далее) – у нас откровенно слаб.

В свое время 99% идей, принадлежавших частным лицам, в сфере внутреннего и въездного туризма в Беларуси либо гибло на корню, либо, после первоначального всплеска, на протяжении нескольких лет чахло и загибалось, принося моральные страдания и финансовые убытки своим самоотверженным создателям. Постепенно и идеи иссякли. Исключение из правил составил сельский туризм – именно благодаря небывалой лояльности властей и суперскому налоговому климату. И как бы ни ругали наш агротуризм, находя в нем мало этнической и традиционной фактуры в европейском значении, он все-таки, как может, тянется к международным стандартам и довольно динамично развивается.

Очень важно разобраться, что такое белорусский турпродукт? Слово сухое, но оно очень важно именно для нас – именно в нашей стране и именно в наших условиях.

Говоря о развитии въездного туризма, мы, как правило, держим в голове толпы прилетающих на морские курорты «пакетников» или огромный трафик экскурсантов, прибывающих в мировые столицы.

Это слишком просто. Это не наш путь. Такого беспроигрышного туристического ресурса, как море, горы, уникальные достопримечательности глобального мирового масштаба – у нас, увы, нет. Горы не выросли, море мы не отвоевали, топовые достопримечательности или не нажили, или не сохранили.

Наш самый главный ресурс – это люди. Люди, которые могут создавать туристический продукт из сочетания уникальной ментальности, имеющихся в наличии природных и исторических достопримечательностей, собственных креативных возможностей и желания взять реванш на смеси патриотизма и профессиональных амбиций. Таких людей в Беларуси очень и очень много. Если официально дать зеленый свет мелким и средним частным проектам в сфере внутреннего туризма, то, поверьте, на следующий день соответствующие фирмы начнут появляться, как грибы после дождя. Именно продукт внутреннего туризма может стать драйвером и локомотивом развития белорусского национального турпродукта.

Ключевое слово – национального. Мы к этому слову и к этому понятию еще вернемся.

Сейчас же важно откровенно сказать себе – в Беларуси реально есть неутоленный голод на внутренний туризм. За тем, что могла бы дать белорусам сама Беларусь, мы, как правило, выезжаем в Прибалтику и Польшу. Мы постоянно твердим, что мы, увы, финансово несостоятельны, проще говоря – бедны – для того, чтобы в стране развивались достойные туристические продукты для внутреннего потребления. Но почему же тогда наш средний класс стабильно находится в топах по прибытиям в соседние страны – Литва, Польша, Украина?!

Увы, слишком мало в Беларуси во всех смыслах готового внутреннего турпродукта. Самый банальный пример – выезжая в те же Несвиж и Мир на экскурсию без помощи турфирмы, мы рискуем остаться голодными. Кафе на трассе не в счет, а на выходные найти местечко в заведениях общепита невозможно – по причине свадеб, на которых, из-за странности функционирования белорусского турбизнеса, специализируется весь общепит на местах.

От боли и неприязни, с которой мы взираем на разрушенные достопримечательности, и от недостатка информации мы до обидного мало путешествуем по своей стране. Беларусь – государство небольшое, компактное, но практически в каждом местечке можно что-то посмотреть и что-то открыть для себя. И это не менее важно для воспитания патриотизма, чем, к примеру,  достижения в спорте. Хотя спорт – тоже важная составляющая нашего туризма, и Минск начинает это успешно демонстрировать.

Любопытно было наблюдать за тем, как развивался туризм в странах Восточной Европы после крушения социалистического блока (это близкий нам опыт, и он дает богатую пищу для наблюдений, сравнений и позитивных выводов – как же нам быть в сложившейся ситуации). Там все пошло по-другому. Технологии, инвестиции, особая атмосфера дружественности и гостеприимства (необходимые для туризма) в той же Польше появились в один момент, как по волшебству. У нас иначе. Мы лет 15-20 потратили только на то, чтобы изжить дурное настроение работников сферы обслуживания. Но изжили же! Ну, или – почти изжили.

Что касается собственно туризма, то сначала, не так давно – лет 10 назад – на фоне проблем с российскими нефтяными поставками, пошли первые разговоры о том, что вот, мол, – надо бы развивать туризм. Ведь туризм – это имидж, гости, валюта, а мы все ж таки транзитное государство и совсем никак не пользуемся своим положением. Потом накатила вторая волна, связанная с чемпионатом мира 2014 года, которая принесла (спасибо хоккею!) отельный бум местного масштаба. Появились гостиницы мировых цепочек, хостелы, апартаменты – все, как у людей. Следом – административный шаг – частичный безвиз и появляющиеся серьезные статьи о том, что туризм – это не такая уж чепуха на фоне тракторов, нефтепереработки и калийных удобрений, а очень даже реальный сектор экономики – если, конечно, взяться умеючи.

Но процесс реабилитации туристической привлекательности страны по-прежнему в зародышевом состоянии: с одной стороны, из-за массового психоза, связанного с пресловутым отсутствием моря и гор, с другой – из-за позиции местных властей, которые то ли не получают четких установок от вышестоящей вертикали, то ли не слышат сигналов.

ПВВТ в каждом районе, с его «инкубаторами» и особым лояльным климатом, мог бы многое расставить по местам. Сегодня некоторые проекты – в основном, космополитичные фестивали, еще как-то продвигаются на местах, находя поддержку и даже финансирование в администрации районов, но, когда речь идет о чем-то более сложном, связанном с национальной составляющей, то есть – как бы с идеологией, тут все очень сложно и вязко. Хотя и здесь определенный прогресс есть (этника, во всяком случае, уже приветствуется), это значит, мы движемся, но только очень медленно. Так не пойдет. Так мы ничего существенного не добьемся. Надо ускориться. В вопросах туризма мы очень сильно отстаем. Мы уже привыкли только наблюдать со стороны, как в соседних странах появляются туристические тренды. И провожать их с открытым ртом. Жизнь проходит мимо нас, как в немом кино. Потом мы бросаемся за уходящим поездом, и пытаемся как-то нагнать время. А надо создавать свои тренды и не бояться. Мы все равно к этому придем. Только, возможно, уже в неподходящий момент. А ложка хороша к обеду.

Сейчас, глядя как корячатся энтузиасты в районах, я вспоминаю Макаревича:

Укрыты снегом аллеи,

И он не изменил ничего,        

Быть может, стало лишь чуть-чуть теплее

От одинокой песни его.

Если мы хотим резкий подъем внутреннего туризма и, как следствие, в дальнейшем – шлифовки турпродукта и увеличения потока въездных гостей с их валютой – «чуть-чуть теплее» – это не вариант. Нужно, чтобы повсеместно было горячо. Чтобы проекты зацвели пышным цветом.

Часто говорят, что в Беларуси нечего смотреть. Странные утверждения, на мой взгляд. Нам в Гродно нечего смотреть? В Пинске нет атмосферы? Брест лишен туристической привлекательности? Вполне всего у нас достаточно, чтобы привлекать солидные потоки туристов, во всяком случае, из соседних государств – не только из России, но и Польши, Литвы, Украины. Да, и та же Германия не так далеко, немцы – путешествующая нация, к нам могли бы заезжать в гораздо больших масштабах.

Попробуем честно ответить себе на вопрос: насколько Гродно хуже Львова, который сделал ставку на туризм и неплохо живет на доходы от туристических прибытий? Можно ли измерить и сравнить ценность наследия ВКЛ и Речи Посполитой в Гродно и Австро-Венгрии во Львове? Допустим, у нас чуть меньше сохранившихся памятников. Значит, перед нами просто стоит задачка посложнее. Но на самом деле туристы, если речь не идет об отдыхе на берегу теплого моря, едут за атмосферой и сервисом – то, что есть во Львове, а у нас, увы, пока еще нет!

Мы – страна, как и любая другая, с красивыми городами и романтичной, весьма привлекательной историей. Но «продукт» сырой, мы не готовы к тому, чтобы продавать свою уникальность. Может быть, потому что до сих пор не можем честно ответить на вопрос: какие мы и кто мы? И в чем она заключается – наша уникальность?

Тут, конечно, уже упомянутая проблема национальной составляющей в туризме встает во всей своей толерантной красе.

Все-таки наши местные туристические тренды появились не вчера, они берут начало с 90-х. Скажем, в событийном туризме все начиналось с фактурных исторических реконструкций на тему средневековья, рыцарства и Великого Княжества Литовского. Постепенно вектор сместился к массовым «оупен-эйрам» с музыкальным калейдоскопом – то есть к пиву и шашлыкам. Музыка, пиво, шашлыки – тоже, на самом деле, прекрасный вариант летнего времяпрепровождения, но от необходимости создавать национальный турпродукт нас все равно не спасает. Гродно, Пинск, Несвиж, Друя и другие города и местечки однозначно должны стать культурно-туристическими оффшорами – можно было бы разработать в ПВВТ налоговый и прочий регламент для таких оффшоров. Мы бы из своего Минска ездили туда по выходным – как на праздник – крамбамбули попить, в корчмах потусоваться, атмосферой насладиться.

Колоритное местечко Друя на латвийской границе могло бы стать белорусской туристической жемчужиной

Национальная составляющая в белорусском турпродукте слишком медленно выходит из подполья. Мы же помним, в свое время нужно было, чтобы на самом верху прозвучало – «Уважаемые Радзивиллы, добро пожаловать!» – чтобы с этой страницы истории было снято вето и Несвижский замок из обветшалого санатория стал тем, чем он является сегодня. А как же Друцкие-Любецкие, Войниловичи, Горватты, Рейтаны и т.д.? На каждую шляхетскую фамилию или страницу истории отдельный согласительный циркуляр в отдел идеологии не спустишь!

Национальное в турпродукте все равно будет использовано с максимальной отдачей. И ни в каком-то там другом будущем или при другой системе, а завтра или послезавтра. Но лучше это сделать сегодня… Пока горячий и благоприятный момент для выхода туристической Беларуси из тени. Пока патриоты среднего поколения, представители национального турбизнеса несут в себя фактурное понимание стиля, в котором должен существовать отечественный турпродукт.

«Мягкая беларусизация» в туризме уже идет – сама по себе, с одновременным превращением советского наследия в винтаж. Мы это хорошо видим в центре Минска с его сталинским ампиром и памятниками вождям. Хорошо было бы это стилизовать, и у нас для этого есть даже целый поселок – Тракторозаводской,  где послевоенная советская история вызывает умиление и прочие живые эмоции, но, если не принять меры, то там все разрушится, перестроится, и атмосферу мы потеряем. И это уже не наследие «каких-то» Друцких-Любецких, а часть официальной истории нынешней Беларуси.

Тракторному поселку в Минске нужен особый туристический климат

У нас практически нет достойной отельной инфраструктуры в зонах отдыха. Здесь на одном энтузиазме не выедешь. ПВВТ мог бы привлекать инвестиции для постройки хороших двух- трехзвездочных отелей на той же Браславщине. Нашей инфраструктуре на озерах нужно показать свет в конце туннеля. Почему в Браславе нет нормального променада? На Мазурах в Августове есть, а в Браславе на Браславских озерах нет? В польской Беловеже, где такой же лес, как и с нашей стороны, построилась целая улица с гостиницами и ресторанами, а в Каменюках или на Нарочи ничего такого нет?..

Можно съездить в Польшу и посмотреть, как они решили проблему отельного сервиса на озерах. Или к финнам в район Лаппеенранты, где на склонах у озер полно прекрасных отельных комплексов с ресторанами, в которых все блюда в меню – только из леса, и даже мороженое – хвойное. Может быть, поначалу у нас не будет такого лоска и таких высоких стандартов гостеприимства, но надо с чего-то начинать. Все страны Восточной и Северной Европы без теплых морей первоначально создают продукты именно для внутреннего туризма, а уж затем эти продукты замечают соседи и образуются въездные потоки.

Белорусская природа – такая же уникальная, как во многих других странах, чтобы привлекать туристов. В Индии отели стоят на болотах. Буквально – топкая равнина, рисовые поля, болота, комары и всякая мелкая и прочая живность, которую отгоняют специальными методами. А мы теряем Кудричи – Полесское чудо, из которого можно было соорудить живой скансен. И стиль придумывать не надо – он есть, он существует, еще сохранился и чарует своей атмосферой (правда, с каждым годом все более увядая). А сейчас там лепят, кто что хочет – видимо, на вылизанных Лясковичах закончился административный ресурс, а дальше осмысленное развитие остановилось.

Полесское чудо — Кудричи

Белорусскому туризму нужны европейские стандарты, раскрепощенная частная инициатива, инвестиции и адекватное местное начальство. Наши козыри – крестьянский дух и народившаяся буржуазность. Крестьянский дух нужно сохранять, буржуазность всячески поощрять. И приподнять, наконец, интеллектуальную планку. Дать людям из будущих лабораторий ПВВТ играть первую скрипку в туризме. Остальные подтянутся – стрелять, как говорится, никого не надо. Что бы там ни говорили, народ у нас хороший, на местах сохранились колоритная мова и национальный юмор – факторы очень важные для приема гостей. По мягкой тональности общения и самоиронии мы ничем не уступаем полякам, литовцам, украинцам. Когда речь идет о маленьких гостиницах, усадьбах, авторских маршрутах, местных музеях, локальных продуктах – вроде некогда суперпопулярных Зюзе Поозерском или пани Зосе в Заславле – качество коммуникации с туристами очень важно. Оно дарит такие индивидуальные переживания, которые заставляют возвращаться. А таких турпродуктов у нас могло бы быть – море! Нужны только адекватные правила игры и максимально лояльный налоговый климат.

Скажем откровенно, при условии воплощения в жизнь идеи ПВВТ какие-то ослепительные «Нью-Васюки» мы, конечно, тут не построим. Но придать импульс белорусскому туризму, дать людям возможность воплотить свои идеи, помочь развитию малых городов и местечек, возродить традиции, привести в порядок замки и усадьбы, привлечь инвестиции и гораздо большие потоки зарубежных туристов – способны.

В нынешних разговорах о белорусском туризме есть один важный момент. Если не принять идею развития туризма, как одну из стратегических для Беларуси, то мы так и останемся туристическим аутсайдером региона. Вот сейчас будет написана программа развития туризма до 2030 года. Скорее всего, она повторит вялую суть всех предыдущих аналогичных документов. Но не по вине разработчиков. А потому, что туризм не определен в стране как приоритетная отрасль. Мы по-прежнему делаем упор на административный ресурс, а нужно акцентироваться на частных инициативах – на тех людях, кого экономическая теория определяет как «булочников» – слой скромных бизнесменов-патриотов, готовых зарабатывать и приносить пользу стране. Не хватает нашим программам вдохновенной архитектуры и живого духа. Нет ответов на очень важные вопросы. Возможно, люди из лабораторий ПВВТ могли бы ответить на эти вопросы – стратегические для национального туризма. Думаю, мы бы достаточно быстро увидели появление территориальных брендов и всего того, что страна, как ни тужится, но не может из-под палки сочинить на протяжении последних 10-ти лет – с тех пор, как, в принципе, заговорили о туризме.

Туризм – будущее Беларуси. Ведь туризм – это не просто туризм. С этим сегментом экономики прочно связаны многие другие отрасли – транзит, общепит, сельское хозяйство (стратегическая штука для страны!), спорт… Можно сопротивляться, не замечать очевидных фактов, тыкать друг другу этим пресловутым отсутствием моря и гор. Не поможет! К будущему надо готовиться. Здесь и сейчас.

One Comment

  1. Поделюсь некоторыми мыслями. Я владелец кемпинга / http://www.camping1.by/ в заказнике Селява. Работаем с 2014 г. нелегально, с 2015 легально. Задержка вызвана позицией Минприроды, которая не выдавала разрешение пока мы ей не уплатили дань в виде оплаты исследований подведомственного института. В дальнейшем никому не нужного. / 10000 дол. США/. Тема с Минприродой длинная, достойна отдельного исследования. Кстати в Европе » Оценка воздействия на окружающую среду» проводится если стоимость возведения объекта выше 1 000 000 евро. Следующий тормоз — Минэнерго. При себестоимости электроэнергии 8 копеек за киловатт тариф для кемпинга -30. Рентабельность поставок нам электричества — 350%, похоже на торговлю наркотиками. Такая же история и водой.
    Общепит. Здесь еще сложнее. На всех уровнях тормозится мобильная торговля. Это при том, что в Беларуси есть государственный завод по производству мобильных магазинов, кафе и прочее. ООО МАЗ-КУПАВА. Все проблемы с питанием в Мире, Несвиже и любом другом месте решались бы на раз-два. Продукция завода стоит от Атлантики до Тихого океана. Кроме Беларуси.
    Это отдельные примеры. Льготы это здорово! Но решите самые элементарные вопросы. Это я обращаюсь не к Лиле Кобзик, а к руководству страны.
    Ну, а как бизнесмен добавлю, что бы получить доход надо вложить средства. Большой доход — большие средства. Получение дохода без вложений — кража.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *