Новый Закон «О туризме»: что думают лидеры мнений о проекте

Новый Закон «О туризме»: что думают лидеры мнений о проекте

Мы продолжаем обсуждать разработанный Министерством спорта и туризма проект Закона «О туризме». Данный опрос содержит мнения о проекте представителей различных сегментов турбизнеса — въездного и внутреннего, выездного, автобусного и турагентского. 

Александр Ванюков, «Санни Трэвел»:

– Российский опыт применения фингарантий и фондов показывает, что все это приводит к тому, что операторы начинают занижать объемы выручки. А это грозит снижением налоговых отчислений в бюджет и уход в черный нал.

На мой взгляд, в предложенном варианте фонда персональной ответственности предусмотрен слишком большой процент отчислений. 1% от оборота – это много! Рентабельность нашего бизнеса составляет 5-6%, иногда – меньше. Условно, с тура стоимостью в 1000 евро, 10 заберут при прибыли 50. Это огромный удар по бизнесу! Есть операторы, которые работают на объемы и их рентабельность может быть 2%,тогда у них забирают 50% прибыли. Если забрать у них один процент из двух – это уже иначе, как грабежом, не назовешь!

Многие туристические фирмы занимаются реализацией авиабилетов. И доля авиабилетов,как отдельно, так и в пакете составляет большой объем. Сегодня авиакомпании не платят нам комиссию. Мы работаем за сервисный сбор, за бонусы. Отдавать 1% с общей выручки, куда входит и реализация билетов, — это уже чистый убыток для туристической компании, по крайней мере, по авиабилетам. Работать в таких условиях не имеет смысла. Таким образом, турфирмы будут просто демотивированы. Ну, а пункт о том, что можно увеличить сбор в фонд до 7% от выручки – это просто не укладывается в голове!

В свое мы время платили чернобыльский налог, дорожный, сельхозналог, какое-то время существовала обязательная продажа валюты. Все отменили, а теперь хотят ввести туристический налог – под предлогом защиты потребителей. Так давайте всех защитим – не только туристов. Давайте со всех сфер бизнеса брать по 1% от оборота! Чем туризм провинился? Чем наша отрасль хуже остальных?!

Кстати, у нас есть еще один фонд – фонд развития авиации, куда мы платим 10% от прибыли. Но, заметьте, — от прибыли, а не от оборота! — здесь по божески. Также платим во внебюджетный фонд сохранения памятников. Сколько еще надо фондов создать, чтобы уничтожить бизнес?

Есть еще один проблемный момент, который никак не учтен в проекте Закона. Многие компании, в том числе и наша, занимаются и въездным, и выездным туризмом. По проекту, в фонд надо будет отчислять средства и как въездной, и как выездной оператор. То есть, мы будем платить в этот фонд уже не 1%, а 1,2%! Другими словами, наши отчисления возрастут!

Галина Потаева, «Виаполь»:

– Как оператор въездного и внутреннего туризма я против предложенных в проекте Закона «О туризме» механизмов финансовых и страховых гарантий и фондов. Все эти механизмы в том варианте, в котором мы их видим в проекте, приведут к подорожанию белорусского турпродукта и дополнительным налогам на туруслуги.

Сегодня въездной туризм в Беларуси – важный источник экспорта для страны, катализатор развития регионов. Въездной и внутренний туризм очень важны для экономики страны в целом (поступление валюты), так и для развития регионов (создание новых рабочих мест, развитие инфраструктуры – гостиницы, рестораны, музеи, объекты торговля и т.д.). Также въездной туризм важен для в социальном плане в широком понимании – Беларусь становится более открытой,  узнаваемой в мире. Важность въездного туризма постоянно подчеркивает правительство, приоритетность его отражается и в постановлениях Совмина, и в Указах президента.

И в таких условиях Министерство спорта и туризма фактически пытается ввести новый налог на въезд туристов в Беларусь! В нашей фирме – это более 6 тысяч долларов дополнительно предлагается вносить в фонд в год. Зачем это делать? В нашем въездном туризме нет таких рисков, которые надо было бы компенсировать через создаваемые фонды.

Зарубежные туристы прибывают в Беларусь с оплаченными билетами в оба конца (они оплачивают заранее), в оплаченные отели. Почему мы – въездные операторы – должны инвестировать немаленькие суммы в фонд, который практически не нужен? Лучше эти деньги вложить в продвижение туристского потенциала страны.

Надо задаться вопросом: почему в важнейших международных туристических выставках – в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке, Мадриде  – участвует всего несколько туристических компаний от Беларуси? Потому что это тяжело финансово! Нас – въездных туроператоров – и так немного в Беларуси. А мы пытаемся обложить въезд еще одним дополнительным скрытым налогом! Нельзя этого делать!

Еще один пункт нового Закона «О туризме», который также вызывает вопросы у профессионалов въездного туризма, говорит о том, что услуги оплачиваются с учетом единого расчетного поля Республики Беларусь. Но как может попасть в это единое расчетное поле турист из зарубежья? Трактовка закона подразумевает оплату туристических услуг белорусскими гражданами и в Беларуси. А нам каждый день 5-10 клиентов из Франции, Японии, США и других стран производят оплату карточками через международные платежные системы. По новому Закону эти оплаты будут выглядеть незаконными? Мы этот вопрос поднимали много раз и много лет…

Нечетким, на наш взгляд, выглядит и понятийный аппарат, предложенный в проекте. Очевидно, должны быть разные типы договоров на въездной и выездной туризм. Нынешний типовой договор предназначен для обслуживания выездного потока, многие пункты документа для фирм, занимающихся въездным и внутренним туризмом – неактуальны. Тем не менее, мы снова вводим в закон статью, не учитывающую интересы въездного туризма. Почему?

Конечно, хотелось бы, чтобы при подготовке Закона в части развития въездного и внутреннего туризма основные его положения обсуждались с туроператорами по въездному и внутреннему туризму. Был бы полезен круглый стол (да не один!) с нами, туроператорами по въездному и внутреннему туризму, чтобы сообща обсудить те проблемы, которые требуют законодательного обеспечения. Такая «мозговая атака» была бы очень важна и очень полезна всем – и туроператорам, и стране в целом, ведь туризм делают люди, а не законы. Жаль, что эта практика ушла из нашего министерства. Думаю, что данный проект, в случае его принятия, приведет к уменьшению количества игроков во въездном туризме.

Итог? Туризм – прекрасная и такая творческая вещь! Познавать мир, приглашать людей из других стран в нашу страну, показывать Беларусь нашим жителям – это бесконечно интересно. И бесконечно сложно, честно говоря. Для тех, кто понимает.

Евгений Сазыкин, «Вояжтур»:  

– Введение страховых и банковских гарантий, фондов персональной ответственности для операторов – это, по сути, дополнительный налог на турбизнес, который неизбежно ляжет на плечи туриста и приведет к удорожанию туров. Рентабельность турбизнеса невысока, хотя обороты могут быть большими. Работать с каждым годом все труднее, надо конкурировать с иностранными операторами и с многочисленными системами бронирования, мы постоянно находимся в поиске конкурентных вариантов. И появление в таких условиях дополнительной налоговой нагрузки стабильности нашему бизнесу не добавит. Наоборот: это может привести к снижению оборотов национальных операторов и, соответственно, к уменьшению отчислений в бюджет, чего нельзя допустить.

Кроме того, в случае введения предложенных в проекте механизмов, возможно, нас ожидает передел рынка – не все смогут выполнить эти условия, небольшие компании исчезнут вместе со своим качественным турпродуктом. Много вопросов также вызывает распределение собранных в фонд средств. Почему добросовестные операторы должны будут платить за недобросовестных?

На мой взгляд, проект Закона пытается сходу внедрить в практику сырые, недоработанные инструменты. Логичным было бы сначала выработать четкие правила игры, попробовать применить их на практике и затем вводить в Закон.

Игорь Баран, «Экотур-6», оператор автобусных туров с 1991 года:

– Во-первых, вызывает удивление, что изменения в нашем законодательстве происходят из-за проблем с иностранными компаниями. Во-вторых, пытаясь решить эти проблемы, мы скопировали российских закон, который, во многом, и является причиной банкротств местных туроператоров.

Из-за наличия фингарантий в России продолжает «вымываться» слой мелких и средних туркомпаний. Это неизбежно ведет к монополизации рынка. В жестких условиях бизнес либо укрупняется, либо начинает демпинговать, что мы и видим в соседней стране. 24 истории банкротств за последние годы, произошедших в России! Разве это говорит о том, что нам нужно равняться на российское законодательство?! Зачем нам брать неудачный опыт и внедрять его в нашу тихую, спокойную Беларусь?

Надо понимать, что рынки у нас и в России существенно отличаются. Россия – огромная страна, там превалируют авиатуры. В Беларуси другой рынок, многие отечественные туроператоры специализируются на автобусных турах. Введение фингарантий и различных фондов ударит, в первую очередь, именно по автобусникам. Мы можем оказаться в ситуации, когда заниматься  автобусными турами станет невыгодно – те же недорогие, но очень популярные туры во Львов могут уйти с рынка. Нашим операторам придется поднимать цены на этот продукт либо уходить в тень, что явно не в интересах ни государства, ни потребителей. В этой ситуации в Беларусь могут прийти иностранные, те же российские компании, вытеснить нас с рынка, навязать свои правила, повысить цены… а риски банкротств только увеличатся ! Кроме того, надо понимать, что иностранные операторы заинтересованы выводить прибыль за рубеж, а не реинвестировать в местный рынок.

Многие годы мы имеем Закон, который позволяет рынку саморегулироваться и стабильно существовать, обеспечивая туристов качественным продуктом. В Беларуси не было ни одного случая банкротства отечественного оператора. Все наши крупные операторы имеют 20-летнюю историю, работают стабильно, никто не демпингует. В то же время в России банкротства происходят постоянно. Более того, я не слышал ни об одном случае 100%-ной компенсации за счет фингарантий. Зачем же нам отказываться от работающего Закона в пользу непродуманных и непрописанных механизмов, от которых страдают наши соседи? Почему мы должны кардинально менять правила игры из-за того, что обанкротилась «Натали турс»?

Создается впечатление, что фингарантии в новом законе лобируются иностранными операторами для выдавливания местных операторов с рынка. А в случае падения очередного российского оператора финансовую ответственность понесут местные операторы и потребители, и новый Закон, к сожалению, никого не защитит.

На мой взгляд, надо сохранить в новом Законе все разумные нововведения. Укрепленный реестр, электронная форма договора – все это должны быть в документе. Разделение ответственности между туроператором и турагентом также должно найти место в новом законе, но механизм этого разделения должен быть хорошо продуман и прописан, в нынешней редакции остается много неясного.

Дмитрий Груздев, «Турагентство «ВЕЛЛ»:

– Терзает вопрос: как финансовое обеспечение, предусмотренное новым законодательством, будет рассчитываться? Наша фирма, к примеру, является и турагентом, и туроператором выездного туризма. По выездному туризму мы продаем туры, например, «Анекс Тура», «Корал Тревела» и «Пегас Туристика» по прямым договорам напрямую с туроператорами-нерезидентами. Следовательно, по новому законодательству, мы являемся туроператорами в Беларуси и обязаны иметь по ним финансовое обеспечение.

Однако также мы продаем туры местных туроператоров – «Тез Тур», «АэроБелСервис», Join Up и других. И если финансовое обеспечение будет рассчитываться из общей годовой выручки, то получается какая-то неподъемная сумма, да, к тому же, — двойная оплата, так как платим и мы, и непосредственно сами операторы.

В аналогичной ситуации окажутся все белорусские фирмы, которые одновременно являются и туроператорами, и турагентами. Сформировал тур во Львов – уже туроператор, и плати 1% от всей выручки, включая туры от «Тез Тура».

Наверное, на этот случай необходимо разделение сумм по объемам туров, проведенных как туроператор и как турагент. Предусмотрено ли это новым законодательством? Мы ответа пока не находим.

Да и откуда взялась сумма в 1%? Причем это минимальный процент от выручки, максимально – до 7%! Так это даже выше комиссии по некоторым операторам! И теперь получается, что раньше в случае банкротства туроператора-нерезидента я был вынужден оплачивать туристам за туроператора своими деньгами. А сейчас буду платить гораздо большую сумму сразу по умолчанию, при том, что еще ничего не случилось…

А если что-то случится, то непонятны механизмы компенсации пострадавшим туристам. В новом Законе слишком много вопросов, на которые, увы, нет ответов…

Заглавное фото: trofei.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *