«Прошли те времена, когда всей страной продавали 20 отелей!»: как прошло обсуждение Закона «О туризме»

«Прошли те времена, когда всей страной продавали 20 отелей!»: как прошло обсуждение Закона «О туризме»

Две недели, с 12 до 28 июля 2019 года на правовом портале шло официальное обсуждение предложенного проекта Закона «О туризме». Те, кто пожелал, высказали свое мнение. Нельзя сказать, что мнений оказалось очень много – три страницы комментариев. Но суть критических замечаний эти комментарии, в целом, отразили. О чем писал народ? Мы сделали дайджест изложенных замечаний.

Александр Карпач обращает внимание на нестыковку в понятиях, заложенную в проект документа:

Турагентская деятельность – предприниматель­ская деятельность, направленная на совершение по поручению туроператоров – резидентов Республики Беларусь юридических действий… Но в то же время рализация тура субъекту туристической деятельности осуществляется на основании договора комиссии. «Договор поручения – договор, согласно которому одна его сторона – повееренный – берет на себя обязательство перед другой стороной – доверитель – совершить от имени и за счет последнего определенные юридические действия. Если «по поручению», то должен быть договор поручения, но никак ни «Реализация тура … на основании договора комиссии – пишет Александр.

Один из самых развернутых и, мы бы сказали, страстных комментариев принадлежит Евгении Никиторович:

Господа! Работаю в туризме более 20 лет. Закон «О туризме» менялся не раз и всякий раз отставал от реальной жизни на 5 — 7 лет. Вот и сейчас происходит то же самое. Законопроект совершенно не учитывает современных тенденций рынка. Ключевые понятия «тур», «туроператор», «турагент» — сформированы без учета современных систем бронирования и технологий. Давно прошли те времена, когда «всей страной продавали 20 отелей», в которых выкупил места туроператор N. Определения очень узкие и однобокие. Почему «ТУР» — это «сформированый туроператором» комплекс услуг? Если я, для своего клиента, как агент бронирую отель с питанием на «букинге» или в «ай травексе», а билет, например, в «Иати» и тем самым как бы «формирую» пакет услуг, то это что — НЕ «ТУР»? Или я «возвожусь в ранг» туроператора ( что следует из нынешнего определения туроператорской деятельности). Извините – бред! Никакой ты не «туроператор» только потому, что способен забронировать для своего клиента все необходимые услуги в современных системах бронирования! Туроператор – это тот, кто формирует продукт путем формирования собственных чартерных цепочек и (или) заключением долгосрочных контрактов с отелями и авиаперевозчиками. Тот, кто реализует турпродукт через агентскую сеть. Для продукта, сформированного туроператором, нужно ввести определение «турпродукт», так как «тур» — более широкое понятие. «Тур» может и не являться «турпродуктом», как и «турист» может не являться клиентом «туроператора».  Само определение «ТУРОПЕРАТОР» необходимо сделать более развернутым с учетом вышесказанного.  Определение «ТУРАГЕНТ» также не должно содержать в себе ограничений по предоставлению качественного сервиса клиентам. Агентства оказывают, по сути, ИНФОРМАЦИОННО — КОНСУЛЬТАЦИОННУ­Ю услугу туристу по подбору и бронированию туристических продуктов и отдельных услуг, необходимых для совершения туристического путешествия. И эта услуга в современных реалиях не может быть ограничена продуктом туроператоров-резидентов, хотя бы потому, что последние имеют сильные позиции далеко не по всем направлениям. По сути, современный законопроект предлагает агентству бронировать ВСЕ услуги только через туроператоров-резидентов, но это увеличит стоимость услуги для конечного потребителя. Зачем нужна «прослойка» в виде ТО между современным агентством и системой бронирования? Это как-то защитит интересы клиентов? Ничего подобного! Фактически понесенные затраты, в случае отказа от бронирования, туроператор-резидент удерживает по договору. Так в чем смысл?!

Не менее подробный разбор законодательного документа проведен представителями турагентского сообщества Беларуси. Так, Елена акцентирует внимание на том, что:

Основные статьи и посылы, прописанные в вопросах защиты интересов туриста и туристических агентств, не обеспечивают адекватной, понятной и реально действующей защиты и возможности стабильной работы турагентов. Самый волнующий вопрос — разделение ответственности­. По данному вопросу, все сообщество турагентов едино во мнении, что солидарная ответственность не наделяет операторов должной ответственность­ю перед потребителем, а это, в свою очередь, не приведет к более ответственному подходу со стороны операторов к формированию качественных туров. К тому же при солидарной ответственности (даже при наличии фингарантий или фонда персональной ответственности­) турагент никаким образом не защищен при банкротстве туроператора, так как турист все равно будет вправе требовать в 100% размере возврат за свои услуги, а оператор опять останется безнаказанным в стороне, как это было в случае с «Натали Турс». То есть, в данном вопросе (а он был основным) мы не сдвинулись ни на шаг. Мы неоднократно говорили о том, что агент не оказывает услуги и не имеет прямых контрактов с отдельными поставщиками услуг (авиакомпании, трансферы, отели и т. д.), соответственно, он не может отвечать перед туристом 100% стоимостью, тем более при том, что агентство имеет прибыль всего 5-10% от суммы, что существенно ниже всей стоимости. Мы предлагаем ввести долевую ответственность­, где каждый несет ответственность перед потребителем в рамках своего вознаграждения при условии выполнения всех договорных отношений. Также считаем важным указать, что турагентства должны нести ответственность перед туристом либо перед оператором, если в следствие частичного/ полного невыполнения, а также некачественного выполнения своих обязательств в рамках предоставления туруслуг, если такое действие/бездей­ствие повлекло за собой дополнительные фактически понесенные затраты туриста либо туроператора. Например, если турагент допустил ошибку при внесении данных в бронировании, что повлекло за собой переписку авиабилета и штрафы для туроператора от авиакомпании, то он обязан возместить данные затраты оператора. Таким образом, мы предлагаем статью 22, пункт 2 в следующей редакции: «Договором оказания туристических услуг может быть предусмотрено исполнение всех или части обязательств исполнителя по договору третьими лицами. Исполнитель (турагент) и туроператор несут долевую ответственность по обязательствам, вытекающим из договора оказания туристических услуг. При банкротстве или доказанной вине одной из сторон, невиновная сторона освобождается от обязательств, а виновная сторона обязана возместить заказчику убытки в полном объеме.» Просим дополнить статью 21, пункт 8, абзац 3 хотя бы следующей конкретизацией: «..систематичес­кое нарушение субъектом туристической деятельности (три и более раз в течение года) законодательств­а о туризме и защите прав потребителей, которые установлены компетентными органами». Просим внести данное дополнение, так как из сегодняшней формулировки неясно как устанавливаются нарушения, кто и как их фиксирует. Данный пробел, на наш взгляд, может в дальнейшем привести к манипуляциям и коррупционным схемам. Вопрос о фактически понесенных расходах! Также в ходе обсуждения законопроекта, мы выявили существенное упущение в законе по вопросу о фактически понесенных расходах (далее ФПР). А именно, со стороны турагентства мы обязаны в кратчайшие сроки предоставить документы о ФПР туристу, но в законе нигде не указано, что ТО обязан предоставить ТА такие документы в полном объеме. Из практики мы видим, что порой встречаются ситуации в суде, когда ТА проигрывает суд перед туристом по ФПР в связи с тем, что ТО не были предоставлены необходимые документы. Поэтому настоятельно просим дополнить статью 26 следующим пункта: «При отказе от забронированног­о тура туристом в одностороннем порядке, субъект туристической деятельности, сформировавший тур, обязан в 7 дневный срок после окончания сроков предполагаемого тура предоставить по требованию субъекта туристической деятельности, реализовавшего тур, документы, подтверждающие фактически понесенные расходы туроператора с четко обозначенным источником таких расходов. В случае неподтверждения­, отказа в предоставлении или отсутствия таких документов с четко обозначенным источником субъект туристической деятельности, сформировавший тур, обязан в течение 14 дней со дня получения запроса на предоставление таких документов вернуть стоимость туристических услуг в полном объеме». Данный пункт необходим для исполнений обязательств турагентом перед туристом по статье 29, пункту 1, абзацу 2 и 3, так как нас обязывают предоставить документы, которых мы не имеем в виду того, что мы не формируем тур. Поэтому мы просим обязать туроператоров предоставлять нам такие документы.

Людмила Шилько вслед за коллегами обращает внимание законодателей на слишком жесткие меры, которые предложено применять к турфирмам – нарушителям:

Честно говоря, удивлена, что никто не обратил внимания на фразу, исключать из реестра и запрещать заниматься туристической деятельностью на территории Беларуси нарушившим что-то туристическим организациям. Согласно белорусского законодательств­а, только суд имеет право наказывать и запрещать… Ведь в Закон пытаются внести обтекаемые фразы – три нарушения, и –все! – ты уже не можешь заниматься туристической деятельностью. Даже пьяному за рулем, лишая прав, дают возможность реабилитировать­ся, пересдать на права!

Таисия предлагает:    

Включить в текст Закона определение системы Tax Free. Система Tax Free — возврат суммы налога на добавленную стоимость физическим лицам, не имеющим постоянного места жительства в государстве — члене Евразийского экономического союза, при вывозе за пределы таможенной территории Евразийского экономического союза товаров, реализованных им в розничной торговле Республики Беларусь через магазины.

Анатолий Акантинов обращает внимание на то, что в Законе никак не учтена экономическая составляющая туристической деятельности:

В Законе не обозначено к какой категории относится туризм – социальной, культурной, оздоровительной­, экономической, спортивной, имиджевой и т.д.? Туризм – это экономическое направление! Нигде не говорится про экономику, в лучшем случае в ст 7: развитие туризма и внешней торговли туристическими услугами. Предлагаю добавить понятие – экономическое развитие страны, где это уместно. От экономического принципа развития туризма возникают и тактические вопросы – создание стратегии с финансовыми показателями и методикой расчета, приоритетами (принципами) развития, курирование (причастность) Министерства экономики, защита субъектов хозяйствования, институты саморазвития. В основном акцент делается на потребителя, т.е. на социальную ориентацию (не без этого). В части статьи 19 о фонде персональной ответственности – реализация должна быть комплексной от туриста до государства, а не только за счет туроператора. Здесь есть множество предложений о технологии, внедрения и порядке и цифрах ответственности­. Под сомнением п. 4. – Совмин не может вмешиваться в хозяйственную деятельность субъектов хозяйствования и устанавливать правила. Это деньги бизнеса и его ответственности . Фондов, страховых организаций может быть несколько. Почему везде упоминается союз (ассоциация)? Это могут быть и другие формы объединений. Размер уплаты взносов в фонды никак не обоснован. Недостаточно говорится о содействии предприниматель­скому сектору, о создании условий для развития туризма. Отдельная функция туризма – это развитие имиджа страны в целом и других отраслей через деловой и другие виды туризма. Об этом также недостаточно говориться в Законе. Нигде не говорится о формировании бюджета. Недостаточно обозначено взаимодействие других министерств и ведомств, а также общественных объединений, индустрии туризма. В целом, новый Закон может внести сумятицу и дисбаланс в развитии туризма. Корректировать придется по ходу, экономического развития он не дает, только регулирует существующее мировоззрение.

Павел Реут пишет:

Мне как турагенту важно, чтобы из РБ можно было предлагать клиенту туры в большое количество стран и по хорошим, а не заоблачным ценам. Только, казалось, туристическая отрасль вышла на путь здорового развития (на рынок пришло больше операторов  — Джоин Ап, ТУИ, Компас), появились полетные программы из регионов, цены на туры стали действительно, конкурентоспосо­бными с Украиной, РФ. На данный же момент варианты, предложенные В.Грицевичем, приведут к необратимому существенному увеличению цен на туры, как бы ни старался МАРТ. На мой взгляд, опыт польских коллег является действительно отличным решением возникшей проблемы. Туристу будет не так обременительно заплатить 4-5 у.е. с тура и при этом знать, что его внесенные деньги и отдых будут застрахованы. Против 15 злотых с человека в Польше давно уже никто не возражает.

Есть в обсуждениях комментарий и от, очевидно, обычного туриста, потребителя туруслуг. Светлана рассуждает:

Прочитав комментарии на форуме, хочу задать вопрос участникам, а также Министерству спорта и туризма: «Вы когда покупаете какой-нибудь продукт, например, технику, в магазине и она оказывается сломана, вы претензию предъявляете магазину или производителю?»­. Представьте ситуацию. Вы купили телефон, а он сломан, приходите в магазин, а вам говорят: мы агенты, и ответственности не несем, разбирайтесь с производителем. Эту схему вы внедряете. Я турист, мне все равно, как вы называетесь — «турагент» или «туроператор», если вы продаете продукт, вы за него и отвечаете. И если взялись продавать продукт, значит, должны учитывать все риски. Если у нас в республике в других отраслях отвечает тот, кто продает, то почему в туристической отрасли должно быть по-другому?

В целом, понятно, что новый законопроект вызывает огромное количество вопросов. Нововведений много, а турбизнес – тонкая, непростая тема. Сложная задача стоит перед Министерством спорта и туризма, но, надеемся, что разработчики прислушаются к голосу общественности, ведь по этому закону нужно будет жить и работать долгие годы. 

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments