Коронавирус и форс-мажор  в туризме

Коронавирус и форс-мажор  в туризме

Вопрос осуществления туристической деятельности в период чрезвычайных ситуаций, в особенности, таких, как вспышка коронавирусной инфекции, стал весьма актуален.

Ведь он сопряжен с пониженной активностью граждан в совершении путешествий.

В последнее время  у многих туристических организаций, в особенности – небольших агентств, возникают вопросы: а как поступать, когда туры забронированы и оплачены, но, вследствие распространение инфекции, туристы, не желая рисковать своим здоровьем, обращаются в туристические организации с заявлениями об аннуляции туров и возвращения оплаченных средств?

Ситуацию разъясняет правовой эксперт РСТО, юрист-лицензиат Сергей Цурко.

В настоящей статье постараюсь сделать акцент не на экономической составляющей в сложившейся ситуации, а на правовой. Как сторонам выйти из этой ситуации без существенных потерь или их минимизировать?

Законодательство Республики Беларусь и, прежде всего, Закон РБ “О туризме” в определенной степени регламентирует права и обязанности сторон при осуществлении путешествий.

Так, в статье 14 Закона на туристические организации возлагается обязанность  принимать необходимые меры по соблюдению прав и законных интересов участников туристической деятельности; обеспечить безопасность туристических услуг, а также провести инструктаж в порядке, установленном Министерством спорта и туризма Республики Беларусь, о соблюдении правил личной безопасности туриста; возместить в случаях и порядке, установленных законодательством, убытки (вред), причиненные участнику туристической деятельности и др.

В соответствии со статьей 17 Закона, регламентирующей заключение договора на оказание туристических услуг, каждой из сторон предоставлено право требовать изменения или расторжения договора оказания туристических услуг в связи с существенными изменениями обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении, в соответствии с Гражданским кодексом Республики Беларусь.

Статьей 20 Закона предусмотрено право сторонам и, конечно, туристу, отказаться от исполнения обязательств по договору оказания туристических услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Закон содержит и нормы, регламентирующие безопасность в сфере туризма и обеспечение безопасности туристов, экскурсантов в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Это закреплено в статьях 24 и 25 Закона. Однако, посмотрев на указанные нормы Закона, видим, что это общие вопросы безопасности по сохранению жизни, здоровья туристов. Данными нормами предоставлено право Республиканскому государственному  органу управления — Министерству спорта и туризма Республики Беларусь информировать субъектов и участников туристической деятельности о странах (местах), посещение которых в данное время представляет угрозу безопасности туристов, экскурсантов, посредством размещения соответствующих сведений в республиканских средствах массовой информации.

То есть – информация и не более.

Мне могут возразить читатели, что значит – не более? Ведь в последнее время в СМИ можно найти рекомендации для туристов от Министерства спорта и туризма: если последние заключили договора с туристическими организациями на совершение путешествия и оплатили их, то они вправе обратиться в туристическую организацию с требованием о расторжении договора и возврате оплаченных средств на путешествие.

Обыватель в таком случае подобную информацию рассматривает как рекомендацию к действию, облеченную в правовую плоскость, и убежден в праве требовать возврат средств в полном объеме.

Так ли это? Отвечаю – нет!

Конечно, Министерство, в соответствии с Законом и своим предназначением, поступило правильно, проинформировав граждан об их правах. Но нельзя рассматривать такую рекомендацию как стопроцентное право на возврат оплаченных средств в полном объеме. Это рекомендация, но не обязательное к исполнению требование в соответствии с законодательством. Такого права Республиканскому государственном органу управления законодательство не дает.

Здесь читатели опять могут возразить со ссылкой на статью 25 Закона РБ “О защите прав потребителей” и, конечно, звонят и ссылаются на данную норму Закона, как обязательную к исполнению в любом случае при аннуляции тура и требуют в течение семи дней, в определенных случаях в течение четырнадцати дней – возвратить оплаченное. Здесь стоит напомнить, что данная норма Закона регламентирует расторжение договора и возврата средств, как правило, в случае предоставление услуги ненадлежащего качества или вообще их неоказания, когда чрезвычайной ситуации нет.

Мы же рассматриваем вопрос через призму чрезвычайных ситуаций – форс-мажора.

Здесь уместно будет, для общего понимания, привести в пример российское законодательство о туризме. Так, Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ (ред. от 02.12.2019) «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» в главе VII регламентирует обеспечение безопасности туризма, в том числе, права и обязанности уполномоченного федерального органа исполнительной власти, который так же, как и наш Республиканский орган управления, информирует туроператоров, турагентов и туристов (экскурсантов) об угрозе безопасности туристов (экскурсантов) в стране (месте) временного пребывания, в том числе, путем опубликования соответствующих сообщений в государственных средствах массовой информации. Указанное опубликование осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации для опубликования обязательных сообщений;

В отличии от Закона Республики Беларусь “О туризме”, российский закон в статье 14 регламентирует, что в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, турист (экскурсант) и (или)  туроператор (турагент) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения.

Здесь надо иметь ввиду, что наличие указанных обстоятельств обязательно должно  подтверждаться соответствующими решениями (рекомендациями) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, принимаемыми в соответствии с федеральными законами.

При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением указанных обстоятельств, туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия – ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг.

Это норма закона дает право регулятору требовать от туристических организаций выплачивать стоимость в полном объеме или его часть.

Наш регулятор таким правом не обладает.

Таким образом,  приведенная часть законодательных норм Республики Беларусь и пример из Российской Федерации подводят нас к вопросу: а как же быть и туристу и туристической организации при существенном изменении обстоятельств в качестве основания для освобождения от обязательств, ответственности?

Белорусское законодательство не рассматривает существенное изменение обстоятельств в качестве основания для освобождения сторон от обязательств либо изменения обязательств. В то же время на отдельные подобные случаи может быть распространено понятие «непреодолимая сила» ввиду широкого понимания этого термина. При прекращении договора в связи с форс-мажорными обстоятельствами возникает вопрос о распределении бремени риска для сторон.

Договор прекращается из-за невозможности его исполнения с момента возникновения форс-мажорных обстоятельств. Если же другая сторона заранее выполнила свое обязательство или дала аванс в целях его выполнения, она вправе требовать, чтобы ей вернули все, что она выдала, так как у другой стороны нет оснований для владения.

Наше законодательство не дает перечня событий, которые могут рассматриваться в качестве непреодолимой силы и не регламентирует действия сторон в случае их наступления, предоставляя сторонам право урегулировать эти вопросы в договоре.

Согласно пункту 3 статьи 372 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК), если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непреодолимых при данных условиях обстоятельств. Непреодолимая сила, как основание освобождения от ответственности, упоминается и в целом ряде других статей ГК, а применительно к туризму можно привести статью 967 ГК, как основание освобождения сторон от ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, если стороны докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги.

Далее, пунктом 1 статьи 203 ГК предусмотрено приостановление течение срока исковой давности, если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непреодолимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила).

Статьями 15, 17, 30 Закона РБ “О защите прав потребителей” предусмотрено освобождение от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, сроков оказания, неоказания услуг, если стороны докажут, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств произошли вследствие непреодолимой силы…

Несмотря на отсутствие в законодательстве понятия форс-мажора, практика рассматривает обстоятельства непреодолимой силы согласно примерному перечню:

  • войны, революции, восстания, перевороты, теракты, землетрясения, пожары, катастрофы, эпидемии (эпизоотии), ураганы, извержения, наводнения, цунами, засухи, заморозки, неурожаи, прочие природные и техногенные катаклизмы, издание компетентными органами различных запретов, ограничений, эмбарго, мораториев и т.п.

В договоре стороны могут сократить данный перечень или наоборот усилить, конкретизировать, например, предусмотрев в качестве форс-мажора вспышку инфекций, определив регионом или целой страной, изменения налоговой нагрузки, таможенных пошлин или конъюнктуры рынка либо даже неисполнение обязательств контрагентами стороны договора.

Важно знать, если стороны в договоре не определили перечень обстоятельств непреодолимой силы, то это может сделать суд, рассматривающий возникший между ними спор. Но судебная практика достаточно незначительная и может возникнуть сложность в их определении, через призму доказательной базы.

Это – в Беларуси, в зарубежных странах также неоднозначная практика – некоторые государства в качестве форс-мажора не признают забастовки, войны и др.

Согласно ст.20 Закона РБ от 16.06.2003 № 208-З “О торгово-промышленной палате”, на БелТПП возлагается свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Республики Беларусь.

Это значит, что только БелТПП предоставляет документ, подтверждающий — форс-мажор это или нет.

Но, с учетом проблем с непреодолимой силой по выездным турам, желательно такой документ иметь и от страны партнера белорусского туроператора.

Таким образом, при заключении договора необходимо, на основе нашей практики учитывать как можно больше чрезвычайных обстоятельств как со стороны Беларуси, так и зарубежного партнера.

Очень важно, в особенности, в нынешней ситуации в перечень форс-мажорных обстоятельств в договор включить «эпидемии», «чрезвычайные ситуации в области здравоохранения» и др., это, безусловно, усилит позицию, но сторона должна доказать, что эпидемия, нынешний коронавирус или меры для борьбы с ним (закрытие границ, запреты на путешествия и иные меры, принятые властями) являются форс-мажором.

Полагаю, уместно напомнить о публикации № 421е Международной Торговой Палаты (МТП) о форс-мажорных обстоятельствах, в которой предусматриваются условия освобождения от ответственности для случаев, когда исполнение является буквально или практически невозможным. Предлагаемые предложения для оговорки о существенном изменении обстоятельств применяются в случаях, когда условия изменяются настолько, что исполнение становится чрезвычайно обременительным, действует также публикация Международной торговой палаты МТП № 600.

Оговорки общего характера, аналогичные предлагаемым, зачастую нуждаются в их адаптации к конкретным обстоятельствам определенного контракта. Они могут оказаться не подходящими для некоторых товаров или видов торговли. Сторонам следует поэтому быть внимательными при их применении.

Если же договор не содержит положения о форс-мажоре, то нарушение договора из-за инфекции можно обосновать по Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (Венская конвенция).

Часть данной оговорки отражает влияние статьи 79 Венской конвенции, целью которой является создание унифицированного права международной купли-продажи. Стороны могут по своему желанию отступить от ее условий, например, путем применения данной оговорки о форс-мажоре. Как и статья 79 Венской конвенции, оговорка может включать случаи неисполнения своих обязанностей любой стороной, продавцом или покупателем, независимо от того, касается ли она неисполнения по существу или затрагивает только платежи. Данная оговорка может применяться и в отношении недостатков исполнения или несоблюдения срока исполнения, которые встречаются наиболее часто.

Практически невозможно разработать единую оговорку, которая была бы одинаково применимой ко всем разновидностям контрактов и охватывала бы все моменты ненадлежащего исполнения. Поэтому в каждом случае использования форс-мажорной оговорки необходимо.

Важно помнить, что форс-мажор сам по себе не прекращает обязательств должника, если исполнение остается возможным после того, как форс-мажорные обстоятельства отпали. Однако сторона может отказаться от договора, если вследствие просрочки он утратил интерес в исполнении.

В любом случае, при расторжении договора по обстоятельствам форс-мажора необходимо документальное подтверждение Торгово Промышленной Палаты о наличии таких обстоятельств. Расчет осуществляется только при наличии документального подтверждения. В ином случае у туриста остается право на расторжение договора в одностороннем порядке и получения средств за минусом фактически понесенных и документально подтвержденных расходов.

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы добавить комментарий.